Против кого Турция воюет в Сирии

a7adebc8

турецкие,турецкая Отправка Турцией танков в Сирию стала «поворотным пунктом в турецкой политике» и вывела конфликт в Сирии на «новый уровень», пишет западная пресса.

Отправка Турцией танков в Сирию стала «поворотным пунктом в турецкой политике» и вывела конфликт в Сирии на «новый уровень», пишет западная пресса. Без соглашения с Москвой вторжение Турции было бы невозможно. Однако этот компромисс лишь временный: конечный интерес Турции — это по-прежнему падение режима Асада и победа исламистов. Наступление Турции направлено не столько против ИГИЛ, сколько против курдов, единодушны эксперты. Позиция США — главного союзника курдов и одновременно турок — при таком раскладе выглядит особенно сложной. Однако, по мнению эксперта из Атлантического совета, Вашингтон может воспользоваться джераблусской операцией к собственной выгоде.

Отправка Турцией танков в Сирию стала «поворотным пунктом в турецкой политике», утверждает эксперт по Сирии Гюнтер Майер в своем интервью швейцарской газете Tagesanzeiger. Это стало «первым применением сухопутных сил. Ранее в возглавляемой США коалиции против террористической организации «Исламское государство» (запрещена в РФ. — Прим. ред.) все ограничивалось авиаударами и артобстрелами».

Как отмечает политолог, перейти к действиям турецкое правительство заставил недавний теракт в городе Газиантеп, а также обстрелы ИГИЛ турецких приграничных поселений. Тогда Эрдоган пообещал «покончить с угрозой, исходящей от террористов».

«Но для Эрдогана террористами являются как ИГИЛ, так и курдские отряды народной самообороны (YPG), — подчеркивает Майер. — И первоочередной целью Турции является недопущение создания автономного курдского образования на южной границе Турции. Борьба с ИГИЛ является скорее второстепенной целью».

Как напоминает эксперт, ранее Турция делала все возможное для поддержки ИГИЛ: «Джихадисты и вооружение проникали к ИГИЛ при бездействии и осведомленности турецких спецслужб. Более того, турецкое правительство допустило контрабанду нефти и лечило раненых исламистов в приграничной больнице. Уже тогда Турция была заинтересована в том, чтобы ИГИЛ получил контроль над курдскими территориями на севере Сирии».

По мнению Tagesspiegel, самая масштабная наступательная операция члена НАТО в Сирии направлена не только против ИГИЛ, но и против курдов.

Как напоминают авторы статьи Кристиан Бёме и Маркус Бернат, правительство Эрдогана много лет демонизировало Асада в надежде на его свержение. Сегодня же Анкара корректирует свою позицию в соответствии с курсом Вашингтона и Москвы. «Извинившись за сбитый российский бомбардировщик, Эрдоган освободил путь для военной операции Турции в Сирии. Без нормализации отношений с Путиным турецкой армии вряд ли удалось бы избежать риска (…) быть атакованной русскими с воздуха».

Анкара пытается оттеснить ИГИЛ из приграничной зоны между Джераблусом и Азазом и разместить там формирования Свободной сирийской армии. «Турция планирует предотвратить объединение подконтрольных курдским боевикам из YPG и PYD районов и получить контроль над большей частью турецко-сирийской границы», — пишет издание.

Как отмечают авторы, в рамках наземной операции Турция действует не в одиночку, а с поддержкой США. Правда, в планы Вашингтона не входят действия Турции против курдов, важнейших партнеров США в борьбе с ИГИЛ. В этой связи Вашингтон пытается сделать присутствие PYD в приграничных районах незаметным. Возможно, PYD получит город Хасаку в качестве «последнего подарка» в обмен на отказ от дальнейшего расширения зоны своего влияния в Сирии.

Наземная операция турецкой армии выводит сирийский конфликт на новый уровень и, похоже, еще больше усложнит поддержку беженцев на сирийско-турецкой границе, констатирует издание.

Как утверждает Le Figaro, «турецкое вторжение против ИГИЛ — это повод для борьбы против курдов». Издание публикует интервью с Жераром Шальяном, французским писателем и преподавателем.

«В сирийский Джераблус Эрдоган вторгается в меньшей степени для того, чтобы уничтожить «Исламское государство», чем для того, чтобы противостоять продвижению курдов. В сущности, Джераблус находится на территории ИГИЛ, зажатой в клещи между двумя курдскими регионами, Африн и Кобани. Курды продолжают продвигаться вперед в борьбе с ИГИЛ и хотели бы объединить эти два региона», — говорит Шальян. «Для Эрдогана цельная территория, находящаяся в руках курдов в Сирии, совершенно не обсуждается, поскольку это бы означало, что больше нет возможности прямого перехода между Турцией и Сирией. Так что если сегодня Эрдоган атакует ИГИЛ — движение, которое он в действительности очень долгое время поддерживал — то это просто предлог».

Отвечая на вопрос о точке зрения Дамаска на вторжение Турции, Шальян отметил: «До нынешнего момента режим Дамаска сравнительно нейтрально относился к сирийским курдам — при условии, что они на него не нападают». Однако сейчас Асад тоже не хочет, чтобы сирийские курды стали чересчур влиятельными; эту точку зрения он разделяет с Эрдоганом, полагает эксперт.

«Может ли это странное сближение Дамаска и Анкары по курдскому вопросу изменить расклад в Алеппо?» — поинтересовался интервьюер Le Figaro. «Нет (…) Режим Дамаска, который пользовался поддержкой Ирана с самого начала конфликта, имеет совершенно другие интересы, чем Турция, которая никогда не прекращала поддерживать исламистов. В конечном итоге, интерес Турции — это по-прежнему падение режима Башара аль-Асада и победа исламистов», — ответил Шальян. Эксперт также полагает, что никакого компромисса в регионе нет, потому что не видно никакого решения для Сирии.

О том, почему Турция вступила в войну в Сирии, размышляет на страницах Foreign Policy эксперт по Ближнему Востоку из Атлантического совета Файсал Итани. По его мнению, турецкое наступление «изменит ход войны против экстремистской группировки к выгоде Вашингтона».

Эта кампания может положить начало новой эпохе взаимодействия США и Турции в Сирии. Верно, что мотивы Анкары в Сирии не совсем пересекаются с мотивами Вашингтона и находятся в прямом противоречии с целями курдской партии «Демократический союз» (PYD), которая является союзником США, рассуждает Итани.

«Это может обострить напряженность между Турцией и PYD в краткосрочной перспективе, с чем придется иметь дело США и включить это в свою стратегию по борьбе с ИГИЛ», — говорится в статье.

Турция в качестве полноценного партнера в борьбе против «Исламского государства» также даст Вашингтону больше рычагов влияния на его курдских союзников.

«Если воспользоваться ее результатами, джераблусская операция может заложить основу для столь необходимого американо-турецкого сотрудничества, укрепить баланс влияния арабов и курдов в северной Сирии и в значительной степени усилить борьбу с «Исламским государством», — делает выводы автор.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *