ИГ может захватить республики Центральной Азии

a7adebc8

ИГИЛ Усиление «Талибана» в Афганистане начинает угрожать хрупким постсоветским республикам Центральной Азии.

«Усиление «Талибана» в Афганистане начинает угрожать хрупким постсоветским республикам Центральной Азии», — пишет The Wall Street Journal. По данным газеты, официальные лица в этих странах опасаются повторения событий 1990-х.

В сентябре боевики «Талибана» в течение непродолжительного времени контролировали город Кундуз, который находится недалеко от границы с центральноазиатскими республиками. Вдоль северных границ Афганистана по-прежнему наблюдается скопление центральноазиатских джихадистов, говорится в публикации. Сам «Талибан» не совершал нападений на бывшие советские республики, однако центральноазиатские исламисты пользовались им как «надежной тыловой базой» (в статье упоминаются столкновения с исламистами, которые произошли в 1999 году в Баткенском районе на юге Киргизии).

Как пишет корреспондент Ярослав Трофимов, «внешняя угроза усугубляется тем, что во многих из этих государств гражданам, разочарованным одними из худших в мире автократических режимов и коррумпированной, вялой экономикой, все сильнее импонирует радикальный ислам». Он напоминает, что число мусульман возрастает во всем центральноазиатском регионе: «В одной только Киргизии, где к моменту провозглашения независимости страны в 1991 году было всего несколько мечетей, сейчас их насчитывается 3 тысячи, и каждый месяц строятся новые. С 2011 года тысячи уроженцев Центральной Азии стекаются в Сирию и Ирак, чтобы вступить в «Исламское государство» и другие джихадистские группировки».

«Ситуация в Афганистане будет только ухудшаться. Это несет большую угрозу и будет иметь непосредственные последствия для Центральной Азии», — считает Кадыр Маликов, директор киргизского аналитического центра «Религия, право и политика». По мнению Александра Князева, эксперта по вопросам безопасности из Казахстана, «если созреет внутренняя конфронтация, в любой из этих стран она на 90% будет иметь исламистскую окраску».

Из пяти центральноазиатских республик наиболее уязвимы, по словам Трофимова, Таджикистан и Киргизия, причем Таджикистан уже сегодня сталкивается со «спорадическим насилием». В сентябре, к примеру, вспыхнул мятеж во главе с заместителем министра обороны Таджикистана Абдухалимом Назарзодой. После его подавления президент страны Эмомали Рахмон «запретил единственное в регионе легальное политическое движение исламистов, «Партию исламского возрождения Таджикистана».

Лидер этой партии Мухиддин Кабири, вынужденный скрываться в Европе, в интервью The Wall Street Journal высказал мнение, что запрет его партии усилит джихадистов: «Молодежь в Центральной Азии уже перестала верить в законные, демократические механизмы, в возможность использовать их для изменения ситуации… Уже на протяжении какого-то времени продолжается радикализация, и запрет нашей партии придает этому процессу ускорение. Многие члены нашей партии, особенно молодые, которые раньше прислушивались к нашему совету работать в рамках демократической системы, больше не видят альтернатив. Вероятно, некоторые из них теперь присоединятся к радикальным группировкам».

Как и в 1990-х, если беспорядки начнутся в любой из пяти центральноазиатских республик, они, вероятно, перекинутся и на остальные, «особенно [если это произойдет] в Ферганской долине с ее высокой плотностью населения», полагает автор статьи.

Он продолжает: «К радости центральноазиатских правительств, внутренние разногласия ослабили крупнейшую из радикальных группировок, ориентированных на этот регион, «Исламское движение Узбекистана»… Некоторые из лидеров ИДУ объявили о своей лояльности «Исламскому государству», а остальные остались в союзе с «Талибаном».

Генерал-майор, первый заместитель главы Совета безопасности Киргизии Курбанычбек Орузбаев считает, что боевики-исламисты сегодня не столь опасны, как в 1990-е, поскольку армии центральноазиатских государств стали значительно сильнее и, кроме того, в регионе есть несколько российских баз: «Возможны какие-то инциденты, но вместе с нашими партнерами по ОДКБ мы в состоянии дать подобающий ответ на любую угрозу. Случись какой-нибудь конфликт, наши граждане все как один встанут на защиту родины», — заявил он.

Токон Мамытов, профессор Киргизско-российского славянского университета, в прошлом — первый заместитель председателя Службы национальной безопасности Киргизии и участник баткенских событий, считает точку зрения Орузбаева чересчур оптимистичной. Он предостерег, что «закаленные в боях центральноазиатские боевики жаждут вернуться на родину» (формулировка газеты). «А если учесть, какая у нас армия, они смогут захватить Ферганскую долину за неделю», — заявил Мамытов.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *